Сила денег.

Кто в Германии хочет смягчения санкций против России?

Война России с Украиной на Европейском Союзе отразилась куда больше чем, к примеру, на США или Китае, или любой другой стране на Земном шаре.

Во многом потому, что именно граждане Европейского Союза стали в 2014 году жертвами «русского мира».

Однако, это не мешает некоторым представителям ЕС, причём занимающих серьезные посты, а не являющимися клоунами для жёлтой прессы, делать весьма недвусмысленные заявления.

Да, я в данном случае говорю о главе МИД Германии Зигмаре Габриэле, который намедни призвал к постепенной отмене санкций против России, дабы продемонстрировать стране-агрессору свои миролюбивые намерения и подтолкнуть её к выполнению минских договоренностей.

И вот знаете, всё бы ничего, я бы поверил в хрустальные замки и розовые очки сытых и довольных жизнью европейцев, не знающих, что такое открывать с утра глаза с мыслью о том в какой стране ты проснулся и свято верящих в здравый диалог, если бы не одно «но».

И этим «но» была фраза брошенная Зигмаром Габриэлем относительно газовых амбиций США:

«Загонять Россию в угол, вытесняя российский газ из Европы и заставляя европейцев покупать вместо этого американский, — нет, так не пойдет».

Ну, разумеется, Зигмар Габриэль, член, а с 13 ноября 2009 года председатель Социал-демократической партии Германии, с 2013 по 2017 года министр экономики и энергетики Германии и лишь с 27 января 2017 года министр иностранных дел, будет так ратовать за смягчение и поэтапную отмену санкций против России, ведь СДПГ – это клуб фанатов Путина в Дойчленд.

А российский газ – это их единорог.

И не забываем, что с 1980 года депутатом СДПГ, с 1986 года главой фракции СДПГ в Нижней Саксонии, с 1989 года членом президиума СДПГ, а с 1998 года и канцлером Германии был большой друг Путина, а по совместительству и председатель комитета акционеров «Nord Stream AG», Герхард Шрёдер!

СДПГ держит многолетний и уверенный курс на всяческое продвижение и поддержку проекта газопровода «Северный поток — 2«. Это их финансовый и политический интерес. И о каком мире во имя мира может идти речь, когда на кону миллиарды евро?

И тем более, о какой непредвзятости и трезвости заявлений имеет смысл говорить, если говорящий заинтересован в первую очередь во благе убийцы, а не жертвы?

Злой Одессит