Если бы, да кабы.

С момента обретения независимости и сдачи ЯО, украинская армия никогда не была такой мощной и боеспособной, как сейчас.

За годы независимости ее до такой степени реформировали, что она стала похожа на гвардию из фильма «Тот самый Мюнхгаузен».

За годы независимости ее до такой степени реформировали, что она стала похожа на гвардию из фильма «Тот самый Мюнхгаузен»

Причем, на начальном этапе, за ней числилось куда больше вооружений, включая самолеты, танки и прочее, но их наличие мало соотносится с боеспособностью.

Случись что в 1996 или 2000 году, все это добро банально нечем было заправить на один бак. Не говоря уже о личном составе, которому надо было во что-то одеться, обуться и ежедневно что-то есть.

Поэтому, министры обороны приводили армию к виду, одному им известному. Тот же Толик Гриценко мог бы много интересного рассказать о том, что он хотел сделать из армии, но явно не то, что мы имеем сейчас.

Нынешняя армия пополняется новыми вооружениями и повышает их качество и количество, до этого все только сокращалось. Выросло целое поколение офицеров «сокращенцев», которые имели совершенно не военные критерии успешности.

Но сейчас мы имеем одну из самых мощных и боеспособных континентальных армий. Сегодня, в день ВДВ, хотелось бы обратить внимание на один момент, который никто и никогда не рассматривал.

Он тоже показывает глубину перемен, произошедших буквально в первые месяцы после революции, когда армия просто стала возвращаться в чувства, после десятилетий тотального уничтожения.

Потом, когда наши военные вернутся домой с победой, будет написано множество монографий, диссертаций и сценариев того, что произошло летом 2014 года. Уже сейчас рейд наших десантников в район Шахтерска, считается одной из самых выдающихся военных операций, проведенных после Второй Мировой Войны. Наверняка, многие в курсе этой эпопеи, а потому, мы не станем повторять ее ход.

В данном случае, нам интересно другое. Тогда россияне стали поливать наши войска артиллерийским огнем со своей территории, что никак не входило в планы нашего командования, а потом и вовсе ввели на нашу территорию штатные подразделения ВДВ.

После этого в российской части Сети долго и нудно тиражировалась мысль о том, что они бы могли что-то еще сделать и создать очередные «котлы», если бы им кто-то, что-то не запретил.

На самом деле, россияне остановились потому, что начали нести тотальные потери. Ударами с воздуха и артиллерией, сметались целые кадровые роты и взвода «элиты» российских войск.

Они казались не готовы к такому уровню потерь, а потому – остановились.

Уже потом Путин рассказал о том, что отдал приказ говорить к применению ядерное оружие, и это было не от хороших успехов его войск.




Но вернемся на несколько дней назад от начала обстрелов российской артиллерией, нашей территории.

Где-то в июльском календаре 2014 года, есть точка, почти четко совпадающая с 22 июня 1941 года. Тогда германские войска хоть и сосредоточились у границы совка, но до этого пребывали в движении, проводя операции на Балканах. В общем, ударные соединения переключились в режим войны с совком почти без передышки.

В то же время, совковая кадровая армия уже тоже стояла у границ и туда же были выгружены МТС для второго эшелона войск, который двигался к местам развертывания в железнодорожных эшелонах.

Собственно говоря, успех Вермахта в начальном периоде вторжения, обеспечивался первыми мощными, но по сути – короткими ударами.

Достаточно было уйти на расстояние в 50 км вглубь совка, чтобы полностью овладеть всеми ресурсами, свезенными для второго эшелона. Мало того, и первый эшелон уходил налегке, бросив свою амуницию.

Случилось это потому, что превышающая Вермахт, во всех отношениях РККА, абсолютно не готовилась переходить в оборону. Войска готовились атаковать, а потому, когда противник вышел в их тылы, они не нашли ничего более полезного, как быстро драпать.

Уже примерно известно, сколько красноармейцев попало в плен, в первые недели войны. Россияне обходят эту тему стороной, но мемуары германских военных чинов говорят о том, что они не были готовы к такой массе пленных.



В первые дни их просто распускали по домам, под обязательство не воевать против Германии. Но полных цифр того, что немцам удалось захватить из разряда материально-технических средств, мы не видели, только куски.

Тем не менее, это были гигантские запасы продовольствия в Каунасе, просто килотонны различных снарядов, танки, артиллерийские, топлива орудия прочего. В общем, трофеев было настолько много, что они перекрыли потребности Вермахта на несколько месяцев интенсивных боев.

Так вот, летом 2014 года, россияне полностью повторили то, что сделал Жуков летом 1941 года. В Ростовской области были организованы полевые склады и парки техники, созданы запасы топлива и продовольствия. Все это было сосредоточено в полосе 20-25 км от нашей границы и ждало войск вторжения.

Чуть позже, основная ударная сила российских войск, вошедшая в Украину, оказалась сводными тактическими группами ВДВ. То есть, за несколько дней до вторжения, перед границей стояли штурмовые части, не призванные показывать особую стойкость в обороне.

Если бы операция пошла дальше, за ними двинулись бы мотострелки, которых на месте почти не было.

Все это к тому, что горы оружия, включая те самые Ураганы и Смерчи, которые поливали нашу территорию, стояли совсем рядом с границей, без какого-то серьезного прикрытия.

Отвечая тем же, что любят делать россияне в стиле «если бы», мы тоже можем допустить, что наши ударные группировки, почти наверняка могли выйти на территорию РФ в районах Успенки и Шахты.

Это был бы совсем небольшой крюк и сделать его можно было за пару часов. Противник явно не был готов к такому развитию событий, как это было и в 1941 году. В этом случае, все гигантские запасы техники и боеприпасов, которые стояли напротив нашей границы, можно было либо захватить, либо уничтожить.



И тогда, вторгаться было бы уже некому и нечему, а те силы, которые уже находились в Украине, вынуждены были поднять лапки и писать явки с повинной. Они держались только потому, что ждали вторжения.

Прослышав о том, что наши войска прошлись по тылам российской военной группировки и сожгли все там дотла, поставило бы боевиков перед очень простым выбором: «жить или умереть», а наши этот выбор осуществили бы. Ситуация приняла бы совершенно иной оборот.

Но сейчас мы ведем речь о том, что все эти вещи могла утворить та армия, в которой не было ничего. Она и так тогда показала себя просто великолепно. Сейчас возможности ВСУ неизмеримо большие и увеличиваются с каждым днем, а в августе они должны стать и вовсе другими.

Так что положительных изменений – масса.

Надо просто хотеть их видеть. Но многим интереснее наблюдать за баржей с кавунами или по сути, за отставным чиновником, который почти ежедневно арестовывают, а этот просто утратил гражданство. Есть категория людей, которым собственное нытье кажется песней. Для них всегда кто-то не там сидит и не так свистит. Что же, это – их право

Антиколорадос