Atlantic Council рекламирует финляндизацию Украины.

И называет украинское правительство правительством молодых технократов.

Киев затих: никаких тебе демонстраций, никаких тебе политических граффити. Тем не менее именно в Киеве сегодня находится эпицентр наиболее значимой экономической революции региона.

Новое правительство — в контексте либертарианской реорганизации всей постсоветской системы Украины — планирует одобрить открытие крупнейшего в Европе рынка сельскохозяйственных земель, объявить самую масштабную в истории постсоветской приватизации распродажу и запустить частных инвесторов в сферу строительства автомагистралей, железных дорог, портов, аэропортов, добычи нефти и газа. Азартные игры в казино и добычу янтаря легализуют, а валютный контроль отменят. Либерализация коснется и трудового законодательства.

Под бурный вихрь законодательной деятельности, напоминающий первые 100 дней Франклина Рузвельта, новое правительство Украины открывает окна возможностей для притока миллиардов долларов иностранных и национальных инвестиций в 2020-е гг. Уже к концу следующего года Национальный банк обещает снизить учетную ставку вдвое, что однозначно позволит забыть о годах жизни без инвестиций.

Реализуя на практике концепцию компактного правительства, новый премьер-министр Украины Алексей Гончарук на прошлой неделе сократил число министерств на треть — с 25 до 17.

Киев затих отчасти благодаря победе Владимира Зеленского в открытой многопартийной президентской гонке, принесшей ему мандат народного доверия. 73% — беспрецедентный за 28 лет независимости Украины результат, а тремя месяцами позже на парламентских выборах он получил очевидное большинство, трансформировавшееся в 60% мест в Раде. В конце августа, судя по опросу Фонда демократических инициатив Илько Кучерива, рейтинг доверия Зеленскому достигал 70%.

В ходе предвыборной кампании Зеленский в равной мере скупился на обещания и интервью. Избиратели отдали голоса за «черный ящик». И вот на прошлой неделе он буквально выпрыгнул из этого «ящика», и мы увидели 41-летнего либертарианца.

Частью встряски стала смена поколений — теперь Украиной управляет постсоветское поколение. Средний возраст самого молодого в Европе Кабинета — 39 лет: члены Кабмина Украины заказывают еду, такси и развлечения через интернет, а в магазинах расплачиваются бесконтактными банковскими картами. Стремительно адаптируясь к новым технологиям, украинцы этим летом 56% приобретенных железнодорожных билетов купили в режиме онлайн.

А сегодня этим людям, едва перешагнувшим рубеж тридцатилетия, поручено вывезти свою страну в 2020-е в пыльном и основательно потрепанном седане модели 1993 г.

Создание «государства в смартфоне» — задача Михаила Федорова, новоиспеченного вице-премьера Украины и министра по цифровым преобразованиям. Ему 28 лет, и звание самого молодого министра Европы он делит с министром экономики Литвы Синкявичюсом. Говоря об амбициозных планах Киева по созданию электронного гражданства по примеру Эстонии, Федоров в интервью Kyiv Post отмечает: «В итоге люди вообще перестанут замечать правительство. Они будут пользоваться им так же, как такси Uber или сайтом Booking.com — исключительно по мере необходимости».

Реакция СМИ разнообразна — от неприятия до скепсиса и враждебности. «Вульгарное либертарианство», — рубит с плеча один киевский экономист. Традиционные политологи, обученные видеть в революции лишь союз рабочих и крестьянства, захвативший телеграф, ничего разглядеть не могут.

Многие украинские апологеты свободного рынка сегодня дуются, оказавшись не у дел только потому, что весной неверно истолковали суть кампании Зеленского. Но теперь правительство четко определилось с задачами и сроками их выполнения, и премьер-министр утверждает, что число бывших талантов эпохи майдана, готовых прийти ему на помощь, постоянно растет.

А пока западная деловая пресса зевает от скуки или смотрит в другие стороны, западные бизнес-скауты ринулись в Киев. В минувший понедельник я встретился сразу с тремя из них — из Франции, Великобритании и США.

Для кое-кого на Западе слово «Украина» стало синонимом понятия «рискованно».

Но если Украина действительно настолько рискованна, то почему русскоязычные израильтяне, одни из лучших в мире экспертов по оценке рисков, тихой сапой инвестируют в Украину? Почему новый кнессет (его состав изберут в следующее воскресенье) обязательно ратифицирует договор о свободной торговле с Украиной? Почему Тель-Авив остается наиболее востребованным международным направлением для авиакомпании МАУ? Подсказка: дело тут не только в первом в истории современной Украины президенте-еврее.

Израильтяне видят в Украине страну, по площади опережающую Францию, государство, где военным противостоянием связано лишь 3% территории в Донбассе. 73 украинских военнослужащих, погибших за первые девять месяцев 2019 г., это совсем не мало. Но для сравнения: с начала этого года массовые бойни в США унесли жизни 335 американцев. При этом, судя по статистике, в 2019 г. в результате ДТП погибнут около 3300 украинцев.

При оценке рисков тенденция важнее цифр.

А вот и прогноз на настрой этой осени в Киеве: субботний обмен пленными станет первым шагом в процессе приостановки пятилетней войны, а завершится упомянутый процесс плавным выходом из нее.

Шаткий, далекий от совершенства мир в сочетании с революцией свободного рынка вполне способен обеспечить заявленные темпы роста — 7% ВВП — уже к началу 2020-х гг.

Влад Пономарь