Skip to content Skip to sidebar Skip to footer

Динамичное противостояние под Бахмутом

Когда кто-то спрашивает меня о возможном повторном наступлении россиян на Киев, то я предлагаю вам встречный вопрос – А почему же они полгода не могут взять Бахмут для начала? Хотя это у них задача #1, которую поставил Путин…

Командир украинского батальона «Свобода»: Под Бахмутом «мобиков» используют как отвлекающий маневр

Военный — о том, что сейчас происходит на Донбассе.

В Бахмуте и под ним продолжаются интенсивные бои. Президент Украины Владимир Зеленский 9 декабря называл ситуацию там «очень трудной», а сам Бахмут – одним из ключевых направлений фронта на Донбассе наряду с Соледаром, Марьинкой и Кременной. По некоторым данным, российские военные поставили цель захватить город до Нового года.

Командир батальона «Свобода» Петр Кузик находится под Бахмутом, он подтвердил «Настоящему времени», что Россия использует на этом направлении не только мобилизованных, но также заключенных, которых удерживают на передовой заградительные отряды.

Им запрещено выходить, запрещено возвращаться назад под страхом расстрела, – пояснил он. О массовом использовании заключенных на донбасском фронте ранее рассказывали и другие украинские военные, которые воюют не только под Бахмутом, но также под Угледаром и на других участках.

Под Бахмутом происходит динамичное большое противостояние.

Враг активизировал штурмовые действия абсолютно по всей линии фронта. Он сконцентрировал здесь большую ударную группу, – объясняет Кузик. – Они добились под Бахмутом преимущества в артиллерийских стволах, в количестве танков и сейчас – в количестве людей. Поэтому они штурмуют по всем направлениям. Нам очень непросто. Но украинские вооруженные силы отбиваются.

Враг использует тактику постоянного штурма, – также отмечает командир. – Зэков и «чмобиков», как мы их называем, то есть тех, кого быстро мобилизовали и не научили воевать, они пускают как пушечное мясо: разминируют их силами поля, минные заграждения, используют их как отвлекающий маневр, чтобы они привлекали внимание ВСУ и их уничтожали. А тем временем их более-менее профессиональные группы обходят наши позиции справа-слева, скрытно.

Кузик подтвердил большие потери россиян под Бахмутом, особенно среди заключенных.

Вообще, такое количество потерь со стороны оккупантов, что у меня создается впечатление, что их цель – не взять Бахмут, а утилизировать определенные категории людей, от зэков до малых народов. Потому что используют они их безбожно и теряют в очень большом количестве, – заметил он. – Такую тактику войны, с заградительными отрядами, с расстрелами и так далее, ни одна цивилизованная страна сегодня позволить себе не может. Им (заключенным) запрещено выходить (с передовой) под страхом расстрела, запрещено возвращаться назад под страхом расстрела. Если им повезет – они (заключенные) могут сдаться в плен. Но обычно украинские бойцы тоже не страдают излишним гуманизмом: если они видят врага, они пытаются его уничтожить. Поэтому судьба у них незавидная.

Потери есть у нас.

Есть героические ребята. Я был впечатлен поступком: не могу пока назвать фамилию [солдата], потому что его близким еще не сообщили. Но он попал с отрядом в оцепление, был ранен и не мог идти, — рассказывает Кузик. — И чтобы дать возможность выйти ребятам, он отдал им рацию — специально, чтобы она не попала в руки врагу. Взял ручной пулемет, выбрал позицию и держал эту позицию – до того момента, пока ребята не вышли. И враг не смог к нему подступиться, в итоге они закидали его гранатами. Я почему это рассказал: потому что буду подавать его на Героя Украины. Потому что парень свою жизнь осознанно отдал за то, чтобы спасти все подразделение, и спас его.

То, что наши солдаты сделаны из стали, – это не новость. Но все же к этим стальным солдатам нужно относиться внимательнее. Кого-то теплее одеть, на какие-то участки больше артиллерии поставить, – говорит Кузик об украинских военных. – Если устанут защитники, если будет мало ресурсов — можете представить себе, насколько большое количество штурмов было, что на боевых позициях заканчивался запас стрелковых боеприпасов.

Сейчас, по словам Кузика, под Бахмутом «ощущается небольшое снижение интенсивности обстрелов». Военный предполагает, что это «может быть связано с проблемами с логистикой [у российских войск]» из-за того, что удалось «подорвать несколько складов и им еще не подвезли новый боекомплект».

Но рассчитывать, что наконец у них наступит дефицит – это заниматься самообманом. Этого барахла у них предостаточно. У них проблемы не в количестве боеприпасов, а в том, как их доставить, – объясняет он. – Если перебиваются логистические артерии, происходит снижение [интенсивности обстрелов], и если разбиваются их батареи, то на момент подвоза новых может быть определенное затишье.

Кузик отдельно подчеркивает очень тяжелые бытовые условия, в которых идут бои

По обороне Бахмута в одной линии работают батальон «Свобода», подразделения Нацгвардии, добровольческие батальоны, батальоны ВСУ и так далее. Я командирам лично говорил: «Обрати внимание: нельзя отправлять людей в окопы, где по колено вода, хотя бы без резиновых сапог и так далее». Важны мелочи, детали, о которых я говорю, – подчеркивает он.

Концентрация врага такая, что просто необходимо добавлять тяжелой техники, техники противодействия артиллерии и так далее. Если у нас задача – усилить наступательный потенциал ВСУ, то должно быть соответствующее оснащение. Оно есть, но мне бы хотелось, чтобы его было немного больше, – говорит Кузик. – Это даст возможность уменьшить количество потерь. Это даст нам возможность перевести дух. И, возможно, мы сохраним большое количество людей, если это произойдет.

Кузик также признал, что тактика использования заключенных без оглядки на человеческие потери иногда приносит россиянам результаты

Вряд ли им удастся взять Бахмут. Но война – это жестокие процессы, очень динамичные. Поэтому говорить наперед однозначно нельзя. Их тактика под Бахмутом, без концентрации с нашей стороны достаточного количества артиллерии танков и так далее, приносит им (россиянам) некоторый результат, – признает Кузик отдельные успехи российских военных. – Они полторы-две улицы в каком-то селе могут отжать благодаря постоянным штурмам. А украинские военные вынуждены отбивать в режиме 24/7 эти атаки: мало того, что в меньшинстве, мало того, что в таких погодных условиях, мало того, что у них дефицит всего (вооружения и боеприпасов).

Вражеские танки, например, умудряются выезжать, обстреливать наши позиции дальнего расстояния и отъезжать назад. Если их не поймают наши противотанковые расчеты, то они катаются туда-сюда. Но мы охотимся на них, – рассказал командир. – Но когда истощается их наступательный потенциал, включаются украинские вооруженные силы – и благодаря нашей работе возможны такие наступления, как ранее были на Херсон, на Харьков и так далее.