Они его заждались.

Теперь у него свой путь, но к одной цели, которую уже достигли, обманутые им Саддам, Уго и Муамар

В самом деле, после принятия власти, у Путина оказалась довольно сложная ситуация, с одной стороны – отсталая экономика, показывающая признаки неизлечимой, смертельной болезни, с другой стороны – очень богатый олигархат, имеющий финансы и возможности, пустить на корм крабам десяток Путиных, вместе с его миллерами, медведевыми, сечиными, роттенбергами и прочими, а с третьей стороны – полыхающая Чечня, пламя которой вполне могло перекинуться на весь Северный Кавказ и Поволжье.

Но тут ему выпало три туза, случились теракты 11 сентября в США.

Надо сказать, что Путин не сразу понял, что это шанс всей его жизни.

Документально зафиксировано предложение Путина Джорджу Бушу Младшему о создании совместной антитеррористической коалиции. При этом, Россия, как это было со времен императоров Екатерины и Александра, предложила свое избыточное пушечное мясо, которое по уши вымазалось в кровь Второй Чеченской Войны. За это Штатам надо было просто заплатить хороших денег и оловянные солдатики пошли бы воевать в чужие страны и за чужие интересы.

Но Буш, даром что высмеивался российскими СМИ за тупость, имел довольно сильную команду, которая дала ему исчерпывающую информацию о визави, в плане его участия в организованной преступной группировки, которая организовала мощнейший наркотрафик в Россию и через Россию. Короче говоря, Буш довольно жестко и обидно послал Путина и пояснил, почему.

Как раз в это время стремительно нарастала напряженность между Ираком и США.

Тогда еще слабый Путин, через своих эмиссаров, заверил Саддама Хуссейна о том, что поддержка Ирака со стороны России будет безграничной, в рамках разумного, и Хуссейн, памятуя несколько десятилетий сотрудничества с правительством совка, почувствовал прочный тыл. Все вместе, вселило в него уверенность, что реванш за Первую войну в Заливе, у него в кармане.

Но Путин не смог адекватно поддержать своего союзника да и не успел. Основные силы Хуссейна были разгромлены настолько стремительно, что остатки воинства уже было бесполезно накачивать оружием. Стойкость иракской армии была просто сметена и пытаться организовать поставки оружия Багдаду стали совершенно бесполезными.

В результате этого, с рынка нефти был выведен второй крупнейший игрок, после Ирана, давно находящегося под санкциями. Понятно, что рынок отреагировал на это повышением цен. Тем более, что еще один игрок – Ливия, постоянно балансировал на грани санкций.

Короче говоря, Путин невольно стал невольным элементом большой манипуляции, которая вылилась в десятилетний тренд повышения цен.

Похоже на то, что именно во время Второй войны в Заливе, Путин поймал свою игру. Выведение с рынка нефти и газа крупных игроков, однозначно увеличивало поток валюты в Россию, а учитывая то, что подобных проблем с Москвой не намечалось и обретением Россией репутации надежного поставщика, дало возможность закреплять на Европейском рынке свою монополию.

По этой причине, Путин срочно задружил с Каддафи – ливийским диктатором и Уго Чавесом, диктатором венесуэльским. В обе эти страны пошли потоки российского оружия и главное – уверений в дружбе до гроба и поддержке в проведении «независимой» внешней политики.

Как известно, Уго начал национализировывать нефтегазовую отрасль, а Муамар – шантажировать Николя Саркози, что привело к международным скандалам, пусть и не слишком заметным широкой публике. В итоге, Венесуэла получила свое эмбарго, а Ливия – мандат международных сил на его ликвидацию.

Неудивительно, что Москва, вооружавшая Каддафи и клявшаяся в дружбе до гробовой доски, поддержала мероприятия по ликвидации Муамара. Просто ливийский лев стал для

Путина использованным материалом, а взамен него, нацлидер получил себе с потрохами Николя. Это был достойный обмен фигурами. Но самое главное,  нарастание напряжения и активная военная фаза против Каддафи, гнала цену нефти в заоблачные дали.

А чтобы ничего не случилось с иранскими санкциями, Путин расконсервировал старую тему строительства атомной станции в Бушере, открыто показывая обретение Тегераном технологий изготовления ядерного оружия.

Итого, вольно или невольно, к пику цен Путин успешно вывел из игры Ирак, Иран, Ливию и Венесуэлу.

Именно этот опыт манипуляций давал ему основания полагать, что и с ЕС ему удастся справиться. Его уже начало не на шутку лихорадить от скандалов о прослушке европейских деятелей силами ЦРУ и прочими вещами. Но увлечение именно такими подставами и интригами, отвлекло Путина от угрозы, которая надвигалась медленно и неотвратимо.

Технологии добычи нефти и газа радикально изменились и изменили перспективы рынка окончательно и бесповоротно.

Войны лишь усугубили ситуацию, хотя их направление было ровно то же самое – получить монополию поставок в Европу, захватив все трубы и отрезав чужие трубы, в частности – катарскую, от европейского рынка. Но теперь оказалось, что южный фланг перехватывают Азербайджан и что самое неприятное – Израиль. Уже формализовался план строительства гигантского газопровода от израильского морского месторождения Левиафан, через Кипр, Грецию и Италию, на Юг Европы, а Север готовится к сжиженному газу из США и Катара.

То есть, меняется не только структура доставки, но и ее способ.

И вот теперь складывается ситуация, что для того, чтобы хоть как-то удержать европейский рынок, России надо либо включаться в конкурентную борьбу, где она всегда и неизбежно проигрывает, либо открыто и жестко конфронтировать с Израилем и США. Такая перспектива – гарантия громкого самоубийства, а ничего не делать значит – получить самоубийство тихое снаружи, но кровавое и разнузданное внутри.

То есть, сейчас Путин оказался в положении Ельцина 1999 года.

Он уже прекрасно понимает, что затолкать джина в бутылку уже невозможно и ближние перспективы только плохие и очень плохие. Что самое, для него, обидное – бабла он скосил столько, что узнай эту цифру Ельцин, он получил бы одновременно инсульт, инфаркт и многочасовую предсмертную диарею.

Но в отличие от Ельцина, Путину некуда уходить со своим гигантским баблом. То, что он уже натворил, автоматически лишает гарантий как личных, так и его денег. Он уже не может просто передать власть кому-то и исчезнуть. Такие деятели, а особенно – такие деньги, бесследно не исчезают. А как только он лишится международного иммунитета как лидер государства, за его лысую черепушку никто ломанного гроша не даст, а деньги уйдут почти мгновенно.

Его «премьерский перекур» был полностью посвящен тому, чтобы выцарапать себе и своим деньгам, гарантии Штатов и других ведущих держав. Но он уже тогда потерял свой шанс огласить ельцинское: «Я устал, я ухожу». Теперь у него свой путь, но к одной цели, которую уже достигли, обманутые им Саддам, Уго и Муамар. Они его заждались.

Антиколорадос