В голове у Зеленского все перемешалось, и он объединил…

Вышло расследование Беллингкэт по «вагнеровцам» — ссылка.

По этой ссылке полная версия, а не кастрированный кусочек, который разлетелся по ТГ и Фейсбуку.

В расследовании подробно рассказывается о подготовке операции, но не дается ответ — а как же она сорвалась.

Только о том, что Андрей Ермак попросил ее перенести на недельку, а потом, мол, беларусские спецслужбы задержали подозрительных лиц в преддверии выборов.

Пользуясь случаем, отвечу на возражения, которые мне прислали после вчерашнего поста.

Пишут, что Зеленский имел в виду официальный разговор с Лукашенко, который состоялся 5 августа. Да, я знаю про этот разговор. Но не верю, что Зеленский говорил про него.

Обратите внимание на слова Зеленского (44 секунда):

«Я обсудил вагнеровцев с Лукашенко по телефону, когда эти люди на автобусе заехали на территорию Беларуси».

Так вот. Боевики на автобусе приехали в Беларусь 24 июля. За 12 дней до официального разговора. За этот период произошло дофига всего.

Ну не будет человек говорить «я позвонил, когда они заехали в Беларусь», если он позвонил через 12 дней с момента приезда. Да еще и влезать в подробности про автобус.

Читайте также:  Сумасбродство белорусского диктатора сотрясает мир.

29 июля их задержали, что сразу же разлетелось по медиа. Куда логичнее сказать «я позвонил, когда их задержали».

Но нет.

3 августа наша Генпрокуратура подает запрос Беларуси на временное задержание боевиков.

«Я позвонил после того, как мы послали запрос»?

Тоже нет.

Поэтому я считаю, что разговора с Лукашенко было два. Первый (с 25 по 27 июля) — к вам на автобусе заехали подозрительные лица, арестуйте их и отдайте нам.

Второй (5 августа) — с целью напомнить о передаче.

Потом все это в голове у Зеленского перемешалось и он, отвечая журналистам, объединил два разговора в один.

P.S. Да, может это конспирологическая теория. Но обычно я на такие нюансы обращаю внимание и часто оказываюсь прав.