Skip to content Skip to sidebar Skip to footer

В чем принципиальная разница между сегодняшними событиями и кампанией лета 2014 г.?

От разговоров с отдельными инсайдерами волосы дыбом встают. АнтиНАТОвские заявления представителей власти начинают выглядеть просто зловеще.

В чем принципиальная разница между сегодняшними событиями и кампанией лета 2014 г.?

Ну кроме того, что тогда война проходила локально на Донбассе, а сейчас вдоль половины украинской границы?

А разница в том, что летом 2014 г. все военные действия проходили в атмосфере убойной критики оппозиции каждого решения тогдашней власти, и вдохновенного вымарывания любых успехов.

Естественно тогда старались российские группы информационно-психологических операций. Однако практически в унисон с ними старался актив «Батькивщины» Юлии Тимошенко. От него не отставали сторонники Анатолия Гриценко, Олега Тягнибока, новые лица объединившиеся тогда в партию «Самопомощь», и естественно все еще по-факту существовавшая «Партия Регионов».

Сейчас ничего подобного не происходит

Естественно власть (Слуга народа) и оппозиция (Европейская солидарность) периодически пускают друг другу шпильки, но очень быстро начинают читать мантры об объединении. Борьбу обе стороны по-сути ведут в сегменте анонимных телеграмм-каналов, о которых обе стороны регулярно заявляют «нас там нет».

Сложилась такая ситуация не в последнюю очередь благодаря позиции Петра Порошенко, который согласился пойти на мировую. У Петра Алексеевича немало грехов, но конкретно за это ему можно только поаплодировать.

Во-вторых, всякий раз, когда в Офисе президента пытаются давить на оппозицию, там раздается звонок из Европы, смысл которого примерно звучит так: «А кто там маленьких обижает?»

Когда не доходит, случаются сливы в прессу, как это было с Абрамовичем.

Но и это не все

Обратите внимание, что электронные порталы украинских государственных организаций продолжают работать как ни в чем, ни бывало. От атак российских кибервойск они не страдают как таковое.

Хотя до войны кибератаки шли по наростающей. Казалось бы. Заблокировать работу министерств. Работу железной дороги. Работу атомных станций. Работу генштаба.

Что мешает российским хакерам?

Им мешает то, о чем Байден предупреждал Путина еще в декабре пришлого года во время переговоров. Что в случае неправильного поведения, Москва столкнется со специалистами не украинского Министерства цифровизации, а с киберцентрами стран НАТО.

Дело в том, что с первых дней войны, российские кибервойска не «наступают»

Они сидят в глухой обороне как российская десантура возле Бучи, и еле сдерживают кибератаки на российские министерства. И это еще не вступили в игру собственно американцы. Пока российским кибер-богатырям трепку задают своими силами одни лишь британцы.

Премьер Джонсон еще в феврале похвалился созданием «информационного спецназа» (Government Information Cell, GIC), задачей которого является борьба с российской дезинформацией. Именно эта структура просто завалила российские соцсети роликами с ужасами войны и информацией о потерях российской армии по версии генштаба Украины.

Получив такой информационный удар, российские кибервойска просто не успевают сеять панику на украинских соцсетях, как они делали это летом 2014 г. Им приходится работать с настроениями граждан в самой России.

Джонсон кстати, только что выразил удовлетворение работой GIC, и явно обоснованно.

Но информационная война – это видимая часть айсберга

Буквально только что хакерская группа Anonymous сообщила о взломе сайта «Росатома» и выложила гигабайты данных и информацию о безопасности компании. А Anonymous… прекрасное прикрытие для кого угодно. Понимающему – достаточно.

После всего этого прочитайте заявления Подоляка, Арестовича и Зеленского, что, мол, НАТО Украине не помогает.

Понятно откуда ветер дует?